Легионер в отставке
Меняю картину мира на панораму Вселенной.
04.03.2017 в 06:44
Пишет ash-sand.:

Почему подросток не может дать согласие на секс с взрослым мужчиной
Личная история человека. Отсюда.

Я начала заниматься сексом со взрослыми мужчинами в 13 лет.

Мной пренебрегали дома, меня травили в школе, и сексуальные ухаживания от мужчин постарше утешали меня. Взрослые мужчины были добры ко мне, в отличие от сверстников с их жестокими насмешками. Взрослые мужчины, в отличие от эмоционально отстраненного отца, обращали на меня внимание. Они соблазняли меня, но тому пухлому, изголодавшемуся по вниманию подростку, каким я была, это казалось любовью.

Поэтому я создавала чат-комнаты с названиями вроде "13-летняя девчонка дома одна" и часами чатилась и занималась сексом по телефону с мужчинами, которые меня там находили. Я ходила на "свидания" с 20- и 30-летними мужчинами, которых я встречала в кино, в интернете или слоняясь с подружками возле студенческого городка. Я самозабвенно искала этих отношений. И вот что по-настоящему ужасно: так мало взрослых мужчин отказывало мне.

Меня не принуждали. Я дала согласие на все эти половые акты в самом прямом смысле этого слова. Однако это были решения, которые я была не готова принять. Именно поэтому с юридической точки зрения секс с несовершеннолетними считается изнасилованием[1]. Потому что, так же как и человек, находящийся в состоянии опьянения, несовершеннолетний не в состоянии дать информированное согласие.

Тем не менее, 26 августа 2013 года Стейси Рэмболд, учитель старших классов, осужденный за изнасилование 14-летней Черис Моралес, которая позже совершила суицид, был приговорен всего лишь к 30 дням лишения свободы[2]. Судья обосновал свое решение в частности тем, что показания, которые Моралес дала при жизни, убедили его в том, что она была трудным подростком и "в той же мере владела ситуацией", что и Рэмболд.

Также судья заявил, что Моралес была "старше своего хронологического возраста". Да, именно так. Четырнадцатилетний "трудный подросток", в конечном счете, совершившая самоубийство (по утверждению ее матери, это было прямым результатом сексуального насилия), "контролировала ситуацию" с 49-летним насильником. Но не волнуйтесь, это не было "такое изнасилование, о котором вы могли бы подумать", если верить судье Дж. Тодду Бауфу. "Это не было жестокое изнасилование с избиением, какие вы видели в кино". "Тем не менее, это все-таки изнасилование, и оно не должно было произойти," – великодушно добавил он.

Я видела много комментариев в поддержку этого решения, основанных на идее, что 14-летняя жертва дала согласие на секс с 49-летним учителем. "У нас практически нет информации о природе их отношений, как они начались, как долго длились, как девочка чувствовала себя в отношениях, как воспринимала их, насколько согласие имело место. Но все указывает на то, что это были продолжительные отношения, в течение которых они занимались сексом как минимум трижды. Это приводит нас к вопросу, до какой степени можно считать это насилием", - пишет один из комментаторов.

Все дело в том, что 14-летняя девочка вполне способна согласиться на секс с 49-летним мужчиной, но она не обладает достаточной эмоциональной и психической зрелостью, чтобы дать юридически значимое согласие. Я осознала, что каждый из мужчин, с которыми я спала в подростковом возрасте, был педофилом, только к 25 годам. Мне казалось, что это я полностью ответственна за случившееся, раз уж именно я добивалась внимания. Все подростки верят, что они достаточно зрелые и в состоянии дать согласие. Я считала себя взрослой, хотя теперь, глядя на фотографии тех лет, я вижу ребенка.
Я думала, что для всех этих мужчин я была исключительной, настолько зрелой и продвинутой, что социальные нормы перестали иметь значение. Я думала, что была "старше своего хронологического возраста".

Я была сексуально активным подростком, и мне не приходило в голову, что взрослые мужчины, с которыми у меня были отношения, могли мной манипулировать, что у них могли быть свои расчеты, свои мотивы, которых я не могла видеть и понимать из-за своей незрелости

Однажды я познакомилась в интернете с 28-летним мужчиной и пришла на "свидание" к нему домой. Он начал раздевать меня практически сразу – я согласилась на это, потому что хотела ему понравиться, и наше соитие закончилось тем, что он держал меня за голову и эякулировал мне в горло, а я отплевывалась и пыталась вырваться. После я никак не могла понять, почему он мне так и не перезвонил, почему он не хотел быть моим парнем. Я была еще ребенком, я упускала многие части общей картины и не могла разобраться во взрослых ситуациях.

Дети могут быть сексуальны. Дети могут напрашиваться. Девочки могут уже в раннем возрасте манипулировать своей сексуальностью и пользоваться ей, рассчитывая получить какую-нибудь выгоду. Тем не менее, они все еще дети. И как все дети, они проверяют границы. Границы, которые взрослые должны устанавливать и соблюдать.

Если Черис Моралес действительно была трудным подростком, как я, если она выросла в дисфункциональной семье, или была травмирована в прошлом, или подвергалась абьюзу, то она не только могла быть лишена защиты дома, но и в первую очередь неспособна защитить себя сама. Вот поэтому секс с несовершеннолетними по закону и считается изнасилованием – чтобы защитить детей, нуждающихся в этом, защитить их не только от тех, кто охотится на них, но и от самих себя. Защита утверждала, что Рэмболд и так уже достаточно пострадал, потеряв карьеру, брак и получив клеймо из-за публичности дела.

Что касается меня, я провела следующие десять лет своей жизни, сражаясь с демонами, рожденными отчасти из-за сексуальной травмы. Я пристрастилась к наркотикам, алкоголю и небезопасному сексу. Я все еще стараюсь осознать, что есть способы привлечь к себе внимание получше, чем только лишь мое тело, что моя сексуальность – не единственное, что делает меня достойной внимания и любви.

Тем не менее я выжила. Черис Моралес не так повезло.

И мне, и ей нужен был образец для подражания, мужчина, который понимал бы, что нужно ответить "Нет, спасибо" на приставания маленькой девочки. Потому что если девочка говорит да, задача взрослого мужчины – сказать нет.

----------
1. Речь идет о statutory rape - «Изнасилование по статутному праву», половое сношение взрослого человека с особой, не достигшей определенного возраста (в разных штатах порог колеблется от 14 до 18 лет.), даже при наличии согласия этой особы.
2. http://billingsgazette.com/news/local/crime-and-court..

Оригинал: www.xojane.com/issues/stacey-rambold-cherice-morales

URL записи

@темы: социальное