Легионер в отставке
Меняю картину мира на панораму Вселенной.
Пишет [info]knjazna

(...)
Основным признаком такого социума будет фатальное несовпадение нормы как стандарта (про эталон можно забыть навсегда) и статистической нормы. Статистическая норма будет описывать заметно более плохие условия и заметно более низкие показатели качества, чем было бы нужно для хорошего функционирования нормальному (то есть, соответствующему проекту aka заложенным природой возможностям) организму. То же и с личностью. И средний представитель такого социума будет стараться соответствовать как раз статистической норме, а не тем условиям, в которых ему самому было бы удобно жить, и он был бы эффективен.

Образно, хотя и неаппетитно, это можно описать так: в эпидемию педикулеза вшивым быть нормально, завшивлено две головы из произвольно взятых трех. Но сама вшивость - это, все-таки, болезнь, и ее следует лечить. Однако, в социуме, живущим по описываемым странным правилам, ненормален как раз незавшивленный, и окружающие будут пытаться его заразить, чтобы он не отличался от них, или упрекать его в том, что он на них непохож, или требовать, чтобы он взял на себя часть их забот, поскольку он живет лучше, чем они.

Таким образом, понятия "силы" и "слабости" позиции в таком социуме тоже будут наполнены иначе.

Сильный в этом контексте - это
1. тот, кто всегда выполняет взятую на себя миссию самостоятельно, и кто до конца своей миссии доезжает одним куском, и от кого к концу миссии остается достаточно, чтобы не дать всем остальным воспользоваться результатом, который получен этим сильным.
2. тот, у кого НЕТ ПРАВ просить помощи у других.

Слабый в этом контексте - это
1. тот, кто не берет себя одиночные миссии, и никакие миссии старается на себя не брать, а встраивается в предлагаемую нишу и заполняет ее, тратя ресурс только на то, чтобы в ней удержаться, причем расходуя его по минимуму.
2. тот, кто ИМЕЕТ ПРАВО загрузить сильного своими проблемами, а не брать их решение на себя.

Сильный живет ЛУЧШЕ слабого (...). Но не ДОЛЬШЕ. (...)

Слабый живет ДОЛЬШЕ сильного. Но не ЛУЧШЕ него. У слабого могут быть временные периоды относительного благополучия и относительного неблагополучия, которые никак не меняют его позицию в целом, в которой главное - не качество жизни, а ее стабильность и продолжительность.

Очень часто при таком наполнении понятий получается так, что в позиции сильного оказывается человек, имеющий очень небольшой запас прочности и устойчивости к негативным влияниям среды, но активный и ответственный, что в этом социуме в статистическую норму не попадет никак.
А в позиции слабого при том же наполнении понятий имеет все шансы оказаться тот, кто, наоборот, довольно устойчив и вынослив, но безынициативен и безответственен.

Таким образом, «слабые умирают» - это миф, придуманный сильными для того, чтобы эти самые слабые не выдирали у них изо рта последний кусок. И, как любой миф, он, конечно же, не работает на тех, кто им пользуется, а работает, наоборот, им во вред. Но очень часто отказаться от идеи использования этого мифа именно «сильный» и не может - это последний довод «сильного», на котором чужих проблем и обязательств и так, как на дворовом бобике блох. Это его истошный вопль при виде последней соломинки, очевидно грозящей целостности хребта. Как правило, приводящий лишь к тому, что оная соломинка на хребте окажется уже просто с гарантией.
Для того, чтобы понять, что это не работает, надо всего лишь перестать пытаться достичь взаимопонимания, протереть глаза, и покинуть эти странные земли. Но это-то как раз и самое сложное...

Поддержание позиции "сильного" в этих странных местах заключается еще и в том, чтобы не просто справляться самостоятельно с любым предложенным квестом (свои собственные квесты не в счет, и о них лучше молчать, во избежание), но в том, чтобы делать это бесспорно хорошо - так, чтобы придраться "слабому" было не к чему. В этом случае "сильный" хотя бы может ставить "слабому" условия, на которых он предоставляет ему нишу и берет на себя его ответственность. И именно поэтому "слабый" будет крайне рад и доволен любому промаху сильного, поскольку он считает свое присутствие с сильным ценностью, и предполагает, что при помощи оценочных суждения, одобрения и неодобрения, а так же обратных связей о своих эмоциях и чувствах (за которые, КОНЕЧНО ЖЕ, несет ответственность "сильный") может управлять своим "сильным". Справедливо предполагает, кстати. "Сильные" на это ведутся ТОЛЬКО ТАК, кто не верит - может проверить: несть по сети числа попыткам добиться взаимопонимания то с алкоголиком, то с домашним тираном, то с чем похлеще - и все под девизами "надо быть мудрее", "надо нести ответственность за отношения", "мы не имеем право разочаровывать тех, кто нам доверился" и т.п., и проч. На том и мрут, буквально и физически. За право хоть немного пожить по-человечески в нечеловеческих условиях. Оставляя "слабых", которым и так неплохо, наконец, в покое.

@темы: материалы, социальное