Легионер в отставке
Меняю картину мира на панораму Вселенной.
Оригинал взят у [info]doriana_v
в Глава Вторая, часть вторая

Оглавление тут
Истребление антитрибу

Теперь пришло время для небольшого урока об искусстве ведения войны. Мы ведем бесконечные сражения с Камариллой и её лидерами. Если бы Патриархи не были частью этого равновесия, я уверен, что было бы гораздо меньше конфликтов между Шабашем и семью кланами, но дела обстоят иначе. Обезоруженный противник менее опасен, ты согласна? Поэтому мы должны держать оружие подальше от рук Патриархов.
Звучит просто. На самом же деле, это война, война, которая непрерывно свирепствует с тех самых пор, как анархи провозгласили Соглашение Шипов. Конечно, безмозглые историки Камариллы утверждают, что «Войны Шабаша» кончились четыре столетия спустя. Эти идиоты явно не посещали Филадельфию, Торонто, Балтимор и Теночтитлан. Что? Ах, мои извинения, я использовал старое название. Сейчас это Мехико.
И война всё еще бушует, дитя. Джихад, Крестовый поход – называй как хочешь, но война продолжается ночь за ночью. Это просто наиболее явная стадия – то, что ученики врага называют «Войнами». Они просто выбрали момент, когда они одержали верх, произвольно объявили его финальной точкой и кичатся своим придуманным триумфом. Как ты знаешь, всё не так просто, как кажется, и, как бы ни хотелось Вентру, их великая победа в так называемой «войне» была совсем не безупречна.
Как видишь, даже когда эти мясники из Камариллы отбросили нас назад, мы сумели достичь одной из важнейших целей. Антитрибу, уже тогда незначительные, оказались практически полностью уничтожены к концу 16-ого века.
«Война» сама по себе заслуживает упоминания, даже помимо обучения тактикам. В меморандуме, присланном перед твоим приходом, значилось, что ты, гхм, «эксперт по телекоммуникациям», поэтому я не буду утомлять тебя подробностями. Истории о том, как туповатого Хардештадта (прим. пер.: Хардештадт – Вентру, один из основателей Камариллы; в начале Восстания Анархов был диаблеризирован анархом-Бруджа) прогнали из его замка в Шварцвальде, или как мы овладели Зютфеном и Нарденом в Нидерландах – обо всём этом в другой раз. Достаточно отметить превосходные тактики и умения в ключевых моментах. В главном мы всегда добивались ошеломительных успехов.
Одним из городов, в которых мы преуспели, была Гранада. Там были многие из антитрибу, особенно среди мавров или мусульман. Были призваны и мориски – те испанцы, которые остались верными учению Пророка. Даже сражаясь с Камариллой, мы выискивали предателей нашей крови и уничтожали их.
И, как ты знаешь, были причины для некоторых разногласий. Многие из наших благороднейших потомков весьма неохотно отказывались от независимости своих наделов, ценя полученное в наследство при жизни выше требований своей крови. Арагон, Кастилья, Севилья – когда-то они были королевствами, дитя. Проклятье, думаешь, было легко достигнуть согласия? Только гордость спасла нас тогда от унижения. Гордость, да, которая требовала, чтобы эти королевства оставались независимыми, но куда большая гордость, жившая в крови Ласомбра, требовала, чтобы мы уничтожили это ходячее недоразумение. Было решено, что все необходимые меры по уничтожению этих изменников, этих антитрибу, будут приняты, чего бы это ни стоило Кастилье или Барселоне.
И на следующую ночь мы приступили к передвижению войск и заключению марьяжей.
Фердинанд и Изабелла… Наконец, можно было насладится триумфом. Ты выглядишь смущенной. С их правлением связано нечто большее, чем путешествие Кристобаля Колона, ученица. 1492 был годом великих свершений. Евреи – а многие из них были в союзе с Вентру – были изгнаны из Испании. Колон, или Колумб, как ты его называешь, был отправлен в морское путешествие лично Архиепископом Монкадой. И наконец, мавры были выдворены из Испании. Когда даже те, кто приютил у себя нехристей, были выгнаны, страна стала по-настоящему христианской.
Как видишь, многие из наших собратьев, мавров-изменников, получали убежище среди общества, которое породило их. Гранада и северное побережье Африки принадлежали большинству из них, и, где мавры расселялись по земле Испании, там были антитрибу. Мы, вооружившись полным согласием тех Ласомбра маврской крови, чья преданность была несомненна, начали изгонять мавров из Иберии. В 1492 мы в этом преуспели.
Это не было просто, нет. Обеспеченные в достаточной степени, чтобы заручиться поддержкой ассасинов, безжалостные антитрибу сражались так хорошо, как мы и не предполагали. А их пешки из смертных были так храбры, что многие получили Становление и были полностью зависимы от своих повелителей.
Не было никаких сомнений в исходе битвы. Мы узнали секрет их стойкости, а наша воля была железной. Они были разбиты и уничтожены, и мы вновь обратили наше внимание на семь кланов.
Мы полагали, что проблема исчерпана – до 1566, когда она снова встала перед нами в полный рост. Слухи распространялись, как лесной пожар. «Монтано снова видели», - шептали сплетники. «Монтано вернулся», - доказывали солдаты. «Монтано явился в Гранаду, чтобы возродить антитрибу», - докладывали шпионы.
В донесения мы поверили. И начали действовать. Мы не позволяем нашим ошибкам неотступно преследовать нас, дитя.
В этом нам сослужил хорошую службу Филипп Второй, невзирая на его общую бесполезность. Призванная им в Гранаду Инквизиция изгнала из Испании скрытых магометан, и это привело к тому, что антитрибу оказались на солнечном свету. Два года кровавых конфликтов и восстаний, и более сорока лет флибустьерства – но когда всё кончилось, Монтано был разбит. Всего лишь за два года Гранада была очищена от его приспешников, а он бежал в Танжер.
Собственно, это и стало концом нашего миттеншпиля. Конечно, истребление последних морисков Монтано заняло у нас около сорока лет, но мы решили эту задачу. Я помню те ночи, сражения при полной луне на кораблях борт к борту. Ты только представь! Сабли, блестящие в неверном свете луны, вспышки выстрелов, кровь, смешивающаяся с водами безразличного моря – прекрасное было время. Крики побежденных с охваченного пламенем корабля – вот что звучало сладкой музыкой для наших ушей. И для нас не было большей радости, чем выражение ужаса в глазах тех, кто видел черный флаг Ласомбра с черепом и перекрещенными костями.
Те времена никогда не вернутся более. Антитрибу почти стерты с лица земли, за исключением Монтано и нескольких его потомков. И ночи, когда мы плавали по морям под кровавой луной, к сожалению, тоже прошли.
Теперь уроки. На сей раз простые. Служение клану Ласомбра превыше преданности городам, дому и стае. Если ты это не поймёшь, станешь для клана изгоем. Разумеется, служение клану приведёт тебя и к твоей собственной победе, поэтому не позволяй своим амбициям вести тебя по ложному пути.
Во-вторых, исправляй свои ошибки, чего бы тебе это не стоило. Если ты будешь следовать этому правилу, они никогда не вернутся к тебе, как вернулся Монтано. И последнее. Если впадать в ностальгию по старым временам – то только вспоминая победы. Поражения же вспоминают, только чтобы извлечь из них урок. А после того, как ты постигнешь уроки поражения, ты должна забыть о нем навсегда.


Некоторые вопросы

Я вижу, что мой рассказ не совсем удовлетворил тебя. У тебя есть вопросы, на которые я не дал ответа? Спрашивай, ученица.
Армада? Сейчас не будем о ней, единственное, что стоит заметить – это была далеко не такая великая победа, как её изображают чахоточные английские историки. Мы учли всё, чему эта история нас научила, и теперь можем забыть об этом.
Скандинавия? Очевидно, ложь и тут одержала победу, и Камарилла так легко захватила эту землю. Да, мы позволили им считать, что мы покинули север после окончания «Войн», но давай рассуждать логически. Мы любим тепло, и всегда любили. И, хоть мы и не можем предстать пред ликом солнца, тепло его заботливых лучей чувствуется в наших садах даже ночью. Испания, Италия, Марокко – страны, которые давали нам жизнь и оказывали помощь. Длинные ночи Осло и Копенгагена, конечно, притягательны, но ты можешь представить себе, как Дон Ибрагим из Марокко пытается не выделяться в стране белокурых и голубоглазых гигантов? Даже если мы и не следуем жалким традициям Маскарада, разумная осмотрительность необходима.
Нет, мы послали на север антитрибу семи кланов. Наши Гангрелы и ручные Вентру пришлись там к месту. Это отсюда пошла легенда, что Шабаш был разбит и изгнан в холодные северные земли. Но Испания наша, и всегда будет нашей.
Да, внутри клана очень высокий уровень доверия, и так было всегда. Многие Ласомбра регулярно посещают мессу, и считается большой честью исповедоваться самому архиепископу Монкаде. Я дважды был удостоен этого. Конечно, в церемонию пришлось внести изменения – вино и облатки было необходимо заменить. Не такой большой грех, как мне кажется. Помни, что это имеет значение.
Хватит вопросов! Ты сводишь меня с ума, спрашивая и о том, и о сём, в то время как мы ещё о многом должны поговорить. Утихни, дитя, и слушай, как мы пришли на этот континент.


Завоевание Нового Света

    Конечно, это была идея Архиепископа. Он управлял столькими королевскими духовниками и аббатами, что было легко убедить королей и принцев, что исследования – это ключ к сокровищам. Тем не менее, мы не искали богатства, когда снаряжали экспедиции да Гама и Магеллана. Так чего же мы желали?
    Земли, свободной от Камариллы.  Место, где Шабаш мог бы расти и становится сильнее, где можно было бы продемонстрировать превосходство наших идей. Место, где у этих идей было бы пространство для развития и где они бы не подвергались суровым испытаниям войной. Мы не сбежали от Камариллы на запад, дитя. Никогда не верь этому.
    Всё началось с испанцев. Одного итальянского мореплавателя, в которого вложили испанские деньги, оказалось достаточно, чтобы основать нашу империю в Новом Свете. Один за другим наши старейшины пересекали море. Сначала в испанские и португальские  территории, затем в английские и французские. Многие всё ещё оставались в  Голландии, и, когда был основан Новый Амстердам, они прибыли туда вместе с первыми поселенцами. Тебя никогда не удивляло, что шведы основали колонию, которая теперь называется Делавер? На это намекнули нашим последователям, живущим в Скандинавии. Как только колония была основана и наше племя приезжало в неё, мы переставали оказывать им поддержку, и эти земли захватывали англичане. Это случилось с голландцами, португальцами, и, в конце концов, с французами. Это имело смысл, дорогая ученица. Одно правительство намного проще контролировать, чем пять. Избыточность приводит к ненужным тратам.
    Были и другие, с чем приходилось считаться, конечно. Инки, потомки тольтеков – конкистадоры разрешили эту задачу безо всякого вмешательства с нашей стороны.  Иногда механизм настолько хорошо отлажен, что выполняет свои функции автоматически.
    Ну а когда британские колонии стали доминирующими на континенте, мы сделали их своими. Предполагалось, что как можно скорее Америка будет разделена между английскими колониями на востоке, испанскими – на юге и западе, французскими – на севере и в центре. Понятно, что не совсем всё пошло по плану.
    Когда англичане впервые появились в Америке, мы сразу начали отмечать те их города, которые, как казалось, в ближайшее время станут крепостями посреди дикой природы. Не случайно Филадельфия считалась более важной, чем Новый Амстердам. Балтимор, Чарльстон, Бостон с его грязной водой – это всё считалось второстепенными целями. Вместо того чтобы распыляться по мелочам, мы сконцентрировались на том, что выглядело ключевыми элементами в новых землях. Мы вложили в них средства и удержали их, и удерживаем по сей день. Ласомбра есть в любом городе, основанном англичанами или французами. Многие камарильские вампиры, которые являлись в надежде провозгласить себя «Принцами», уезжали восвояси, увидев нашу силу в этой земле крови и мёда.
    На юге же мы заняли Теночтитлан – Мехико, прости ещё раз – и сделали его нашим. Нигде в мире больше нет такого количества Ласомбра, дитя.
    По легенде, предки ацтеков основали Теночтитлан на том месте, где увидели орла на кактусе, пожирающего змею – они приняли это за знамение. Как это относится к нам? Мы и есть этот орёл, свободный от управления нашими старейшинами. Тзимицу мёртв, Ласомбра был поглощён. Кто теперь подрежет нам крылья? Камарилла же пресмыкается перед Патриархами. Как Господь после Изгнания обрёк змея ползать в пыли, так и Камарилла бесконечно ползает на брюхе.
    Ничего удивительного, что после такого предзнаменования мы сделали Мехико (видишь, я способен учится на своих ошибках) нашей твердыней. Там мы советовались с другими кланами Шабаша. Там жили многие из наших самых сильных воинов и умелых стратегов. Я уже говорил, что даже убежище Медины Сидония сейчас находится там. Мы вошли в город вместе с Кортесом и уже никогда не покидали его. Шкуры тех Гару, что жили и защищались вместе с ацтеками, сейчас украшают полы у наших великих лидеров, являясь ещё одним подтверждением их высокого статуса. Конечно, все земли Мехико наши, и даже если нашей великой мечте сделать всю Северную Америку местом, где развивается Шабаш, не суждено сбыться, мы хотя бы сделали таким местом Мехико.
    Мы бы контролировали весь континент, если бы не недальновидность Тзимицу. Но это уже другая история.
    Какие уроки отсюда можно извлечь? Только один: всегда можно сыграть в другую игру. Между игрой с высокими ставками, где ты можешь проиграть, и игрой с высокими ставками, где можешь выиграть только ты, легко выбирать.


Война агрессии Тзимицу

    В любой бочке мёда есть ложка дёгтя. В нашем случае, эта «ложка» говорит с трансильванским акцентом. Вентру отправили Тореадоров и их французских слуг из Канады (Равнины Авраама – ха! Они должны были называться Равнинами Лота, учитывая все те пороки, которыми был отмечен город за ними) и спровоцировали Американскую Революцию. Было легко убедить французов и их хозяев помочь нам с пересечением Атлантики, и внезапно безвкусно наряженные дельцы Вентру оказались меж двух огней. Они благоразумно выбрали более легкую цель: Тореадоров. Мы и наши благородные слуги отвоевали свободу у своей бывшей родины, и будущее виделось нам в самом благоприятном свете.
    К сожалению, того же нельзя было сказать о наших так называемых союзниках; они так и не смогли отвергнуть отжившие своё идеалы Старого Света. Тзимицу воспринимали Америку как нечто вроде вторых Карпат, намереваясь разделить её на крохотные наделы и управлять ими. Каждый дом – мрачный замок, каждая гора – миниатюрная Валахия. Они взяли зарождающуюся Америку и раздробили её на части. Почитай оригиналы Статей Конфедерации, дитя.  Они собирались сделать нашу Америку феодальным коллективом, бесконечно дробящимся на крохотные штаты. Нет, стало несравненно лучше, когда вмешались мы и потребовали и единства, и лидерства. Помни, первой столицей страны была Филадельфия, второй по величине наш оплот в этом полушарии.
    Итак, мы нанесли удар Тзимицу и тем антитрибу, которых они обманом переманили на свою сторону. Поводом стали волнения – рябь на поверхности всегда указывает на то, что что-то происходит в глубине. Они называли это Восстанием Шайса. Всего лишь примечание в историческом тексте, известное только книжным червям. Для живущих под покровом ночи, тем не менее, картина была совершенно иной.
    Столкновение было тяжёлым и кровавым и быстро перекинулось через океан к оставшимся в Европе представителям нашей секты. Конечно, когда слух об этом достиг Стокгольма и Кастильи, факты были несколько искажены. И то, что было войной за идеалы в Новом Свете, превратилось в обычную бойню в Старом. Бессмысленные диаблери приобрели характер эпидемии, и дать кому-то Становление означало подписать себе смертный приговор. В Камарилле бездельничали, наблюдая за нами и посмеиваясь, уверенные, что мы уничтожим себя сами. Так они упустили великолепный шанс уничтожить Шабаш.
    В Америках же аспекты конфликта остались достаточно ясны, и мы безжалостно сбили спесь с Тзимицу. Такова была цена этой победы. Силы, привлечённые Извергами, не смогли воспрепятствовать вторжению семи кланов. И в то время, пока Америка развивалась, у нас не было возможности занять её, потому что мы были слишком заняты войной против тех, кто должен был последовать за нами.
    Вместо этого наши потери в конфликте с Тзимицу вынудили нас уступать территории. Флорида в 1819, позже – Калифорния, Техас и, в 1855, большая часть того, что называют Американским Западом. Американский Запад, чепуха. Камарильский Запад звучит честнее.
    В конце концов, Изверги и их последователи убедились в пользе центрального управления, но к этому времени Шабаш был практически уничтожен. Он мог бы быть уничтожен окончательно, дитя. Одним ударом Камарилла могла бы  смести нас с большей части Европы; вторым – стереть с лица земли окончательно. Несмотря на это, они бездействовали, уверенные, что мы сами уничтожим себя. Это было ошибкой вдвойне.
    Во-первых, они не разбили Шабаш, когда у них была возможность. Вообрази, что они это всё-таки сделали и мы с тобой – Ласомбра, которым удалось выжить и даже преуспеть. Тем не менее, они оставили наше величайшее оружие. Иногда я думаю, что они поступили так, чтобы у них был враг, против которого можно объединиться и единогласно обвинить в воображаемых кризисах. Не имеет значения, впрочем – они оставили Шабаш жить.
    Их второй ошибкой, конечно, стало то, что они не забрали принадлежавшее нам.  Не попытавшись занять Балтимор и Филадельфию, они дали нам в руки кинжал, острием направленный на их столицу Америки. Не выкинув нас из Монреаля и городов вдоль реки Святого Лаврентия, они дали нам возможность контролировать Великие Озёра. Они оставили нам жизненно важные стратегические точки, и, когда война наконец закончилась, у возрожденного Шабаша были цитадели, которые мы могли назвать своими и с помощью которых могли защищаться. Восстановление сил заняло куда меньше времени, чем ты можешь себе представить, и на сей раз мы держим бразды правления крепко.
    Чем же была эта ужасная Гражданская Война Шабаша? В Старом Свете это была драка за мяч (прим. пер.: термин из регби), искусно замаскированная под политическую борьбу. Там не было выраженного разделения, лишь склонность к этому. В Новом же Свете философские дебаты привели к бесполезной трате ресурсов. И ни одна из сторон конфликта не снискала славы.
    А что же насчет пугающей Черной Руки, свирепейших воинов нашей секты – знаешь, что они делали, пока шла Гражданская война?
    Ничего. Они не делали ничего. Они сидели и наблюдали, выжидая, пока не определится победитель. А затем они тихо вернулись к своим делам, как обычно; Черной Руке не хватает чего-то вроде отдела по активным действиям. Дать им цель или объект – и будет невозможно желать лучших союзников. А попроси их принять решение насчет их линии поведения – и скорее звезды упадут на землю, чем они зашевелятся. Ага, у фанатизма есть свои пределы.
    Да, это могло бы стать логичным выводом этой истории. Другим выводом могло бы стать то, что внутренний разлад куда более опасен, чем внешние враги. Ещё одним – то, что Шабаш идёт туда, куда захотят Ласомбра. В остальных умозаключениях поупражняйся сама, ученица.


Нынешние Ночи

    Итак, ученица, что у нас осталось? А осталось у нас, ни много ни мало – настоящее. Что такое полтора столетия для подобных нам? Это очень мало, уверяю тебя, очень мало; вопрос можно считать риторическим.
    Сегодня мы сильнее, чем были столетия назад. Мы, как и всегда, контролируем нашу Испанию, и мой дом в Милане тоже наш. В Америке мы контролируем всю Мексику, высасывая доллары Вентру с помощью тщательно сфабрикованных «экономических катастроф». Среднеатлантический регион Америки всецело под нашим влиянием, и мы всё ещё контролируем проход от Великих Озёр к морю. Новая Англия с её источниками денег и умов скоро тоже станет нашей – Бостон, возможно, в считанные месяцы. Мы также удерживаем Детройт и с помощью производителей автомобилей аккуратно выжимаем все соки из так любимых Бруджами профсоюзов. Мы потерпели неудачу в пропитанном наркотиками Майами, но, учитывая то, что в ближайшем будущем мы снова займём Кубу с этим бородатым фигляром Кастро, думаю, обмен того стоит. Да, сейчас хорошее время, чтобы быть Ласомбра, и очень плохое – быть одним из наших врагов.


Последние вопросы

    Есть еще какие-нибудь вопросы, прежде чем я отправлю тебя отдыхать перед рассветом? Только один? Ну давай, спрашивай.
    Начало, хе. Ты хочешь знать, как начиналась история нашего клана. При всём уважении к твоей любознательности, дитя, я всё же скажу: а кого это волнует? Пепел самого Ласомбра развеял ветер Средиземного моря. Всё остальное, что я тебе расскажу, может оказаться ложью, ну или, в лучшем случае, легендой. Мы оба знаем, что легенды – это всего лишь ложь под маской древности. Поэтому не стоит тебе беспокоится о происхождении подобных нам или нашей крови. Побеседуй с представителями других кланов. Послушай восхваляющие их басни. Сравнивай версии этих рассказов, читай Книгу Нод, и я гарантирую, что ты придёшь к выводу, который я сделал для себя давным-давно: всё это не имеет никакого значения. Знать, что Патриархи существуют, достаточно, чтобы не беспокоится о жалких интригах, продолжающихся тысячи лет. Легенды редко представляют стратегическую ценность.
    Просто гордись тем, что кровь Ласомбра течёт в твоих венах, и этого будет достаточно. Спокойной ночи, дитя. Если наши пути с твоим сиром пересекутся, я дам тебе хорошие рекомендации.

@темы: VtM, литература